Monumenta altaica
Altaic linguistics
  Main page | Links | Projects | Guestbook | Forum | Contacts | Перейти на русский
  Menu

ANCIENT and MEDIEVAL MONUMENTS
  • Mongolian
  • Turkic
  • Manchu-Tungus
  • Korean
  • Japanese

    DICTIONARIES
  • Mongolian
  • Turkic
  • Manchu-Tungus
  • Korean
  • Japanese

    GRAMMARS
  • Mongolian
  • Turkic
  • Korean
  • Manchu-Tungus
  • Japanese

    MODERN TEXTS
  • Mongolian
  • Turkic
  • Manchu-Tungus
  • Korean
  • Japanese

    ETHNOGRAPHY

    BIBLIOGRAPHY

    ON-LINE PAPERS AND BOOKS

    PERSONALIA


     
  •   Site search
    Enter the word:
       Statistics
      Monumenta Altaica / PAPERS / I.A.Gruntov

    I.А. Gruntov

    Genesis and Evolution of the accusative case affixes in Mongolian languages in the light of Oirat data.

    В монгольских языках присутствуют два основных типа показателей винительного падежа. Один из них - i / -ji. Он хорошо зафиксирован в среднемонгольских памятниках (Сокровенном Сказании Монголов, Хуа-и и-ю , Мукаддимат ал-адаб и других арабографичных текстах, преклассическом письменномонгольском, в памятниках квадратного письма), а также в дагурском, могольском, шира-югурском, ойратском и классическом монгольском. Другой тип показателей - -īg/-g/-igi, маркирует винительный падеж в калмыцком, халха, ордосском и ойратском языках. Первый тип показателей соотносится обычно с тюркским показателем винительного падежа в местоименной парадигме -i, в то время как второй тип - ставится в соответствие древнетюркскому показателю аккузатива -g/ -ïg. (cм. например, Рамстедт, Введение... стр. 37-38).
    Некоторые ученые реконструируют для обоих типов показателей винительного падежа общую праформу *igi (см. Poppe, Introduction ... стр. 191-192).
    Тем не менее, проблема происхождения форм с согласным -g до сих пор окончательно не решена. В литературе фактически обходится молчанием полное отсутствие -g - аккузатива в каких-либо монгольских памятниках (за исключением нескольких северо-монгольских рукописей конца XVI в.), до появления в середине 17 века рукописей на "ясном письме" Зая Пандиты, основанном на ойратском диалекте. Причина такой лакуны не объясняется.
    В ойратских памятниках этого времени зафиксированы следующие показатели винительного падежа в именной парадигме:
    -i/ji (после кратких гласных и согласных - также как и в письменно-монгольском),
    -g1i (фонетический вариант, возникающий после велярных звуков [k,g, ng]),
    -g2i (вариант, использовавшийся после долгих гласных или дифтонгов, с широко распространенным в северо-монгольских языках эпентетическим согласным g, вставляемым между долгой гласной основы и гласным аффикса в калмыцком, ойратском, халха, бурятском и ордосском.)
    Кроме того, зафиксирован также суффикс -jigi, используемый в тех же позициях, что и -i/-ji при отсутствии дополнительной дистрибуции.

    yertüncü-i medeqči 'мир знающий'
    yertüncü-yi tedkügči 'защищающий мир'
    yertüncü-yigi tusalaxu boluyu 'будет помогать миру'
    (Примеры взяты из [Яхонтова 1996])

    Данные литературного ойратского языка показывают, что в 17 веке, -jigi был только свободным вариантом стандартного аффикса -i/-ji и его позиция в системе склонения была крайне неустойчива. Структура его объясняется комбинацией алломорфов -ji и -g2i (или просто сложением алломорфов -ji и -i с возникновением того же эпентетического согласного g) . Появление этого алломорфа было вызвано частичной омонимией между показателями родительного и винительного падежей, которая в большей или меньшей степени имела место во всех монгольских языках. Некоторые языки, как, например, дагурский и могольский, достигли полного слияния показателей этих падежей, в то время как другие языки пытались преодолеть возникающую омонимию и различить формы двух падежей. Форма - -jigi это своеобразный "двойной аккузатив", противопоставленный формам родительного падежа -i/-ji, также встречающимся в ойратских текстах. В последующую эпоху этот показатель распространился на всю именную и местоименную парадигмы калмыцкого языка - наследника ойратского литературного языка. Аналогичные процессы происходили и в халха-монгольском и в ордосском языках: алломорфы -īg(i), - īg (<jigi) стали основным формантом винительного падежа.
    Таким образом, мы можем утверждать, что формы -igi/-jigi/-g имеют достаточно недавнее происхождение и не могут быть связаны с тюркским показателем винительного падежа-(i)g, в то время как сравнение монгольского показателя -i с тюркским показателем винительного падежа местоименной парадигмы -i полностью сохраняет свою ценность.

    ЛИТЕРАТУРА

    Рамстедт Г. Введение в алтайское языкознание. Москва, 1957
    Poppe N. Introduction to Mongolian Comparative Studies, Wiesbaden 1955
    Weiers M. Untersuchungen zu einer historischen Grammatik des präklässischen Mongolisch. Bonn, 1966
    Яхонтова Н.С. Ойратский литературный язык XVII века. М., 1996.

    Discuss this paper in the FORUM 
    Go to the PAPERS section  
    Go to the main page 

    Main page | Links | Projects | Guestbook | Forum | Contacts | Перейти на русский

    Copyright © 2002-2015 Ilya Gruntov