Monumenta altaica
алтайское языкознание
 Статьи и Книги | Народы | Учёные | Библиографии | Сайты по алтаистике | Форум | Контакты |Switch to English
  Меню

ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

    СЛОВАРИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

    ГРАММАТИКИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

    КОРПУСА и e-БИБЛИОТЕКИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

  •   
    'Квадратная письменность' является последней книгой Поппе, изданной в Советском Союзе. С тех пор ни одна его книга ни в СССР, ни в России не публиковалась. Введение содержит информацию о истории создания и истории употребления квадратного письма.
       Н.Н.Поппе. 'Квадратная письменность',  Введение

    ВВЕДЕНИЕ

    Ранний период истории монгольской письменности еще совершенно не изучен. В частности, нерешенным является даже вопрос о точном времени зарождения монгольской письменности, проникновения к монголам уйгурского алфавита и о периоде оформления того письменного языка, который в настоящее время обслуживает значительное количество монгольских народов.1

    Эта письменность, первым памятником которой из числа дошедших до нас является так называемый “Чингисов камень”,2 мощное распространение и развитие которой относится уже к значительно более новым временам, не является единственной письменностью монголов, и почти через 50 лет после появления первого известного нам памятника возникла другая, которая должна была сменить ее, но на деле соперничать с ней не могла и которая сошла со сцены после сравнительно кратковременного существования. Этой новой письменностью монголов является так называемая квадратная письменность, условно называющаяся так по той причине, что знаки ее алфавита имеют по большей части квадратные очертания.

    Квадратной письменности посвящено довольно много работ разных исследователей, тем не менее она не может считаться удовлетворительным образом изученной: помимо того, что изданные в разное время памятники ее еще не прочтены как следует и переводы их в разных частях своих ошибочны и неточны, мы до сих пор не только не имеем отвечающих современным требованиям исследований ее, но ощущаем отсутствие работ общего порядка, в которых хотя бы было подытожено достигнутое в области ее изучения прежними авторами.

    Между тем квадратная письменность интересна для монголоведов не только со стороны ее алфавита и орфографии, но и в том отношении, что язык ее довольно резко отличается от письменно-монгольского языка.

    Квадратная письменность возникла в период царствования императора Хубилая, а именно в 1269 г., и просуществовала в течение почти всего юаньского периода истории монголов. Квадратный алфавит, в отличие от того алфавита, который он был призван сменить, должен был обслуживать не только монголоязычное население Юаньской империи, но и другие населявшие эту империю национальности: до нас дошли, кроме памятников квадратного письма на монгольском языке, также памятники на китайском тибетском, санскритском и тюркском языках. Поэтому прав В. Я. Владимирцов, когда он называет этот алфавит международным.3

    В настоящее время известно значительное количество памятников на разных языках, писанных квадратным алфавитом, что опровергает высказывания многих прежних исследователей относительно чрезвычайной ограниченности сферы употребления этого алфавита и исключительной его недолговечности. Так, напр., Банзаров и Бобровников полагали, что квадратный алфавит не пережил Хубилая (ум. в 1294 г.) и сошел со сцены сразу же после его смерти; Abel-Remusat считал, что алфавит этот употреблялся вообще лишь в Тибете, а комиссия ученых, образованная в 1859 г. Азиатским обществом в Париже для изучения двух найденных тогда монет, пришла к выводу, что квадратное письмо служило исключительно для легенд на монетах.

    Справедливость требует отметить, что точку зрения Abel-Remusat и других авторов, говоривших об исключительной ограниченности употребления квадратного письма, сумел опровергнуть еще Григорьев.4 Близок к истине также Позднеев, когда он полагает, что “употребление квадратного письма красной нитью проходит через всю юаньскую династию”.5

    Каковы были причины, вызвавшие создание в царствование Хубилая нового алфавита? На этот вопрос пытался дать ответ еще Позднеев, высказавший мнение, что создание квадратного письма явилось результатом стремления уточнить уйгурское, отличавшееся большой неточностью и бедностью знаками. Приводя тот факт, что еще до восшествия на престол Монке в 1251 г. было дано поручение китайскому ученому Чжао Би изучить монгольский язык и перевести на него китайское сочинение Да-сюэ янь-и, а в 1264 г. был издан указ о составлении “государственной истории” и переводе классических книг, чем было положено основание комитета по составлению государственной истории, Позднеев высказал мнение, что осуществление этих переводов неизбежно должно было натолкнуться на большие трудности в силу непригодности уйгурского письма для транскрибирования китайских иероглифов. Отсюда должна была родиться, по мнению Позднеева, идея создания нового письма, более точного, чем ранее существовавшее.6

    Иное объяснение дает Б. Я. Владимирцов. По его мнению, введение квадратной письменности явилось результатом стремления императора Хубилая создать, по примеру других некитайских династий Китая, свое особое династическое письмо, которое к тому же могло бы обслуживать не только монгольский, но и другие представленные в империи языки.7

    Высказанное Б. Я. Владимирцовым мнение безусловно заслуживает внимания. К моменту издания эдикта о введении новой письменности Юаньская империя далеко раздвинула свои границы и включила в себя многочисленные народы, став в полном смысле этого слова государством “народов пяти цветов” (tabun цnggetь), как называют монгольские летописи многонациональное население монгольской империи. Несомненно, потребность в создании общегосударственной письменности должна была ощущаться. Значительную роль играло, вероятно, также стремление ознаменовать воцарение новой династии введением новой системы письменности, хотя официальной датой провозглашения юаньской династии является 1270 г., т. е. следующий за годом издания эдикта о введении новой письменности, притом такой письменности, которая действительно была бы пригодной для передачи в письме звуков не только монгольского, но также китайского и других языков, распространенных на территории Юаньской империи.

    Составление нового алфавита и, вероятно, также правил орфографии монгольской квадратной письменности было поручено тибетскому ученому Пагба ламе ('Phags-pa). О Пагба ламе известно, что родился он в Тибете, происходил из рода сакьясцев (sa-skya), принадлежал к фамилии mKhon и приходился племянником Сакья пандите (Sa-skya paņdøita)8 Пагба является титулом и значит “достойный”, имя же составителя квадратной письменности было Лодой Джалцан (bLo-gros rgyal-mchan). Согласно летописи Саган Сэцэна он родился в год овцы И,9 что соответствует году голубой овцы или 1235 г.,10 но по китайским источникам годом его рождения является 1239 г., каковую дату акад. Pelliot считает более правильной. Умер Пагба лама около 15 декабря 1280 г.11

    Довольно подробную биографию Пагба ламы содержит тибетское сочинение , изданное и переведенное G. Huth'oM. Там он называется сыном Джанджа Соднамджалцана (Zaňs-t`sa bsod-nams rgyal-mt`san)12.

    В тринадцатилетнем возрасте он сопутствовал Сакья пандите в его путешествии в Монголию.13 В девятнадцатилетнем возрасте он явился по приглашению императора Хубилая к его двору.14 Pauthier относит встречу Пагба ламы с Хубилаем к циклическому году гуй-чжоу (т. е. 1253 г.), когда ему было пятнадцать лет,15 a Pelliot датирует ее 1253 или 1254 г.16

    Эта аудиенция Пагба ламы у Хубилая довольно подробно описывается Саган Сэцэном, из летописи которого мы узнаем, что Пагба ламе был присвоен титул “царя веры в трех странах, верховного ламы” и преподнесены ценные дары за его заслуги в области распространения буддийского учения.17 Аудиенция 1253 или 1254 г. происходила еще в то время, когда Хубилай был наследником.

    По вступлении па престол, Хубилай в первый год Чжун Тун (1260) пожаловал Пагба ламу титулом “наставника государства” и преподнес ему яшмовую печать, поручив ему при этом составление нового монгольского алфавита.18

    Квадратный алфавит был построен на тибетской основе, вернее, он представляет собою лишь несколько приспособленный к фонетике монгольского языка тибетский алфавит. Это приспособление его заключается в том, что были созданы, в частности, знаки для передачи гласных ц и ь, которых нет в тибетском языке. Способ передачи гласных ц и ь сильно напоминает таковой тюркских текстов, писанных знаками brāhmī, каковое сходство было уже отмечено Pelliot. Последний вполне справедливо указал, что Пагба лама по сути дела внес в эту письменность мало своего оригинального: в качестве знаков алфавита были взяты тибетские, вертикальное направление письма явилось подражанием уйгурскому, а способ передачи этими знаками звуков речи был тоже не нов, ибо существовал задолго до того.19

    Точная дата окончания работы по составлению квадратного алфавита нам не известна, ибо данные по истории составления и распространения этой письменности чрезвычайно скудны и сводятся к немногочисленным указаниям в китайских источниках Юань-ши, Ба-ши цзин-цзи-чжи, Фа-шу-као, Шу-ши хуй-яо.20

    Во всяком случае, если алфавит и был составлен вскоре после упомянутого 1260 г., эдикт о введении его последовал лишь 13-го числа 2-го месяца 6-го года правления Чжи Юань, т. е. 1269 г.

    Подлинный текст этого эдикта, приводимого в Юань-ши, представляет собою большой интерес, так как он, помимо прочего, содержит мотивировку

    введения новой письменности. Поэтому приводим его полностью в переводе Б. И. Панкратова:21

    “Мы полагаем, что письменными знаками записывается речь, а речью отмечаются события. То общее правило древнего и настоящего времени.

    “Наше государство было основано в Северных странах, когда нравы были просты, и потому не успело создать своей письменности.

    “Как только потребовалась письменность, стали пользоваться китайскими письменами и уйгурскими знаками для передачи речи Нашей Династии.

    “Принимая во внимание, что династии Ляо и Цзинь, а также и все государства отдаленных стран каждое имеет свою письменность, а также, что хотя просвещение в настоящее время постепенно и прогрессирует, но письменность, будучи неприспособленной, имеет недостатки, повелели Государственному учителю Пагба составить новые монгольские письменные знаки для перевода всякого рода письмен, чтобы таким образом, в соответствии с речью, сообщать дела.

    “С настоящего момента во всех Императорских эдиктах следует параллельно писать новыми монгольскими знаками, и по обычаю каждый прибавляет к нему письмо своего государства”.

    Как видно, введение новой письменности официально мотивируется в этом эдикте тем, что династии Ляо и Цзинь и “все государства отдаленных стран” имеют свои письменности, а также тем, что до того бывшая в употреблении письменность отличается различными недостатками.

    Квадратная письменность китайскими источниками называется терминами мэн-гу синь цзы 'монгольская новая письменность', мэн-гу цзы 'монгольская письменность' и го цзы 'национальная письменность', в отличие от уйгурской, называемой ими вэй-у цзы. Приведенные 'термины употребляются безразлично, тем не менее можно предполагать, что термин го цзы “национальная письменность” содержит указание на общегосударственный характер новой письменности, призванной быть не только письменностью монголов, но и всех других национальностей Юаньской империи.

    О мероприятиях по внедрению квадратного алфавита можно судить по данным отдела бэнь-цзи истории монгольской династии Юань-ши.22

    В 6-м году правления Чжи Юань в 7-м месяце во всех областях были учреждены школы монгольской письменности, а в следующем году в 4-м месяце во всех областях были учреждены должности преподавателей этих школ. В 10-м месяце 7-го года был издан императорский указ, предписывающий пользоваться национальной письменностью в молитвах при жертвоприношениях в храме императорских предков.

    В 8-м году правления Чжи Юань (1271 г.) в 12-м месяце был издан манифест, призывающий к развитию национальной письменности. В 10-м году Чжи Юань в 1-м месяце был издан императорский указ, предписывающий во всех приказах впредь пользоваться национальным письмом.

    В 3-м месяце 12-го года Чжи Юань (1275 г.), Вань Пань и Дун Мо возбудили ходатайство об учреждении отдельного ученого комитета (Хань-линь юань), который ведал бы специально монгольской письменностью.

    Несмотря на издание перечисленных указов и манифестов, на учреждение школ и укомплектование их специальными учителями, новая письменность распространялась вначале довольно медленно. Так, еще в 9-м году Чжи Юань, в 7-м месяце, т. е. три года спустя после того как во всех областях были учреждены школы монгольской письменности, Хо-ли-хо-сунь представил доклад относительно того, что, несмотря на учреждение государственной школы монгольской письменности, дети и младшие братья китайских чиновников письменности этой не обучаются и что в официальной переписке продолжают пользоваться уйгурским письмом. Последствием этого доклада явилось издание указа, согласно которому все указы впредь должны были писаться монгольским (т. е. квадратным) письмом, а дети и младшие братья китайских чиновников подлежали отправке в школу.

    Распространение квадратной письменности проходило все же медленно, и отдельные ведомства продолжали пользоваться в их делопроизводстве старой письменностью. Поэтому указы о переходе на новую письменность издавались и в последующие годы. В 16-м году Чжи Юань в 1-м месяце (т. е. в 1279 г.) было запрещено ведомству Чжун-шу шэн пользоваться уйгурским письмом в официальной переписке и в докладах. Приказание это, повидимому, не было исполнено, ибо в 21-м году Чжи Юань в 5-м месяце, т. е. пять лет спустя, этому же ведомству было повторно вменено в обязанность пользоваться в докладах и в бумагах монгольским письмом (т. е. квадратным) и было вторично запрещено пользоваться уйгурским письмом.

    Сопротивление мероприятиям по внедрению квадратной письменности преодолевалось, видимо, с большим трудом и распространялась новая письменность все же очень медленно. Лишь относительно некоторых указов, касающихся внедрения новой письменности, можно быть уверенным, что они были вскоре приведены в исполнение. Таким указом является императорский указ от 7-го месяца 15-го года Чжи Юань (1278 г.), предписывавший заменить надписи на пайдзах, делавшиеся до того времени знаками уйгурского письма, надписями на квадратном алфавите. Свидетельством того, что этот указ не остался неисполненным, являются дошедшие до нас пайдзы с надписями знаками квадратного письма. Правда, датировать их довольно трудно, и возможно, что такие пайдзы фактически стали изготовляться несколько лет спустя после издания указа 1278 г.

    Вышеперечисленные указы и повторные распоряжения о переводе делопроизводства на квадратное письмо заставляют нас думать, что при основателе юаньской династии Хубилае квадратный алфавит еще не успел широко распространиться и что при жизни Хубилая, умершего, как известно, в 1294 г., этим алфавитом пользовались в скромных масштабах. Тем не менее до нас дошли некоторые памятники, писанные квадратным письмом. Таков, напр., указ царевича Ананда, касающийся передачи земли в Юншоусянь в провинции Шэньси датированный 1283 г., представляющий собою китайско-монгольский билингв, и некоторые другие, относящиеся к эпохе царствования Хубилая. Большинство же монголоязычных памятников квадратного письма из числа дошедших до нас относится к царствованию преемников Хубилая. Квадратное письмо продержалось после смерти основателя юаньской династии около восьмидесяти лет. Последний известный нам монголоязычный памятник этой письменности — надпись в Чун Ян гун'е — относится к 1351 г.23 Можно полагать, что квадратное письмо вышло из употребления вскоре после этой даты. Правда, в Тибете оно продолжает существовать до настоящего времени и носит там название “хор иг”, т. е. “монгольское”. Оно употребляется на печатях (напр., печать далай-ламы) и в заглавиях книг.

    Какие же памятники монгольской квадратной письменности дошли до нас, что представляют они собою? Основную массу их образуют разного рода эдикты и указы как монгольских императоров, так и других членов царствующего дома. Эдикты эти дошли до нас в виде текстов, вырезанных на каменных плитах-стэлах. Как справедливо отметил хронологически последний исследователь соответствующих памятников Marian Levicki, эдикты эти составлялись по некоторому трафарету, который восходит, вероятно, ко времени Чингис хана. Составлялись они, повидимому, сразу же на монгольском языке, а с него переводились на китайский.24 Что касается вопроса об адэкватности монгольского и китайского текстов эдиктов, то Левицкий приводит на стр. 29 своей работы ряд несовпадений обоих текстов. Однако, как нам удалось установить при любезном содействии Б. И. Панкратова, несовпадения эти в большинстве случаев объясняются неправильностью французского перевода китайского текста в труде Ed. Chavannes, сам же китайский текст, за редкими исключениями, отклонений не содержит. Вторую группу памятников квадратного письма составляют пайдзы, т. е. металлические дощечки-таблички, дававшиеся посланцам, своего рода мандаты, удостоверения того, что они являются правительственными гонцами, и пропуска. Третью категорию образуют печати и монеты. Сюда же можно отнести и ассигнации Юаньской империи, немногочисленные образчики которых дошли до нас благодаря археологическим находкам П. К. Козлова в Хара Хото.

    Как видно, все перечисленные виды памятников квадратной письменности представляют собою официальные документы, денежные знаки и монеты, т. е. не представляют собою литературных произведений.

    Официальными документами, монетами и денежными знаками памятники квадратного письма, однако, не исчерпываются. Так, из каменописных памятников надпись на воротах Цзюй-юн гуань представляет собою буддийский текст, составленный по случаю возведения культовых сооружений, притом написанный в стихах. Но и этот памятник относится к разряду каменописных.

    Перечисленные виды памятников могут создать впечатление, что квадратным письмом пользовались, если не иметь в виду ассигнаций, только для надписей на камне и металле и что на этом алфавите книги не издавались. Но это не так. Дело в том, что до нас дошел небольшой фрагмент одной страницы какой-то монгольской книги, напечатанной квадратным письмом.25 Кроме того, имеется глосса, сделанная квадратным алфавитом на рукописи, писанной на бересте, найденной недавно во время раскопок в Поволжье. Эти находки являются неоспоримым доказательством того, что квадратным алфавитом писались и печатались также книги. К этому можно прибавить, что в китайской литературе имеются прямые указания на ряд сочинений, изданных в юаньскую эпоху на квадратном алфавите. Так, напр., согласно Юань-ши в 4-й месяц 19-го года Чжи Юань было напечатано сочинение Тун-цзянь на монгольском (т. е. квадратном) алфавите и на уйгурском.26 Позднеев сообщает, что в 1280 г. был издан приказ изготовить доски для ксилографического издания сутры Пратимокша, переведенной, как он полагает, Пагба ламой на монгольский язык.27 Далее, мы узнаем у Pauthier, что в 1307 г. министром Пуло Тэмур'ом был представлен императору перевод “Книги сыновней почтительности”, написанный государственным (т. е. квадратным) письмом, который было приказано императором отпечатать ксилографическим способом.28Тот же Pauthier говорит, что в 1332 г. был издан приказ перевести на государственный язык и издать на государственном (т. е. квадратном) алфавите собрание административных положений эпохи 627—650 гг.29

    Известны заглавия также других сочинений, написанных квадратным алфавитом. В сочинении Ба-ши цзин-цзи-чжи “Обозрение литератур восьми династий” в отделе истории, относящемся к юаньской династии, находятся следующие произведения, написанные квадратным письмом: 1) Мэн-гу цзы сяо-цзин, 2) Да-сюэ янь-и цзе-вэнь, 3) Чжун-цзин, 4) Мэн-гу цзы-му бо-цзя-син, 5) Мэн-гу цзы сюнь. В том же Ба-ши цзин-цзи-чжи в отделе бу сань-ши и-вэнь-чжи находим еще произведение Го цзы сяо-цзин.30

    Квадратное письмо, как сказано выше, обслуживало не только монгольский язык, но и китайский и ряд других. Подавляющее большинство дошедших до нас памятников квадратной письменности представляет собою, однако, китаеязычные памятники, а монголоязычных сохранилось очень немного. Монголоязычных памятников квадратного письма мы здесь не будем перечислять, ибо известные и доступные нам памятники, составляющие предмет настоящего исследования, дальше не только перечисляются, но и издаются с переводами и комментариями к ним. Памятников квадратного письма, писанных на других языках, мы в своем исследовании не касаемся и предоставляем изучение их соответствующим специалистам.

    В основу квадратного письма был положен, как сказано выше, тибетский алфавит. Что же касается монгольского языка памятников квадратного письма, то таковой очень сильно отличается от письменно-монгольского языка и отличается рядом характерных особенностей, свойственных живым монгольским языкам XIII—XIV столетий. В основу языка монгольской квадратной письменности лег, повидимому, один из восточномонгольских разговорных языков юаньского периода, отличавшийся незаконченностью процесса стяжения гласных по исчезновении находившегося между ними заднеязычного γ (g) и наличием в начале многих слов спиранта h. Так как особенности монгольского языка квадратной письменности являются предметом специального исследования дальше, мы здесь не будем на них останавливаться. Точно так же довольно много внимания нами уделяется в дальнейшем квадратному алфавиту монголоязычных памятников и правилам орфографии. Здесь мы ограничимся лишь указанием на то, что общее количество знаков квадратной письменности, включая знаки, употреблявшиеся для передачи не только звуков монгольского языка, но и для транскрибирования китайских иероглифов, очень велико. Кроме того, в разных китайских сочинениях о квадратной письменности можно встретить различные варианты одних и тех же знаков и даже новые знаки, совершенно неизвестные другим сочинениям и не встречающиеся в далее изданных нами монголоязычных памятниках квадратного письма. Различные алфавиты, представляющие собою те или другие варианты квадратного письма или переработки его, приводятся у Позднеева.31 Здесь мы приведем для сравнения с квадратным алфавитом монголоязычных памятников данные о квадратном письме, извлеченные из Фа-шу као и из Шу-ши хуй-яо, в переводе Б. И. Панкратова.

    Фа-шу као представляет собою сочинение по каллиграфии, составленное Шэн Си-мин'ом, жившим во времена юаньской династии. Во второй цзюани на стр. 4b и 5а приводится квадратный алфавит, произношение знаков которого передается китайскими иероглифами. Там же содержатся некоторые замечания автора, касающиеся квадратной письменности. Об этой письменности автор говорит следующее:

    “Наша династия была основана в Северных странах, когда нравы были просты. Они тогда делали зарубки на дереве, подобно тому, как [в Китае] завязывали узлы на веревках. Затем стали широко пользоваться пергаментами письменностей Северных Домов подобно тому, как [в Китае -писали] на бамбуковых дощечках.

    Когда Небо вручило им Поднебесную, когда они вполне завладели Китаем, они еще не успели составить своей письменности. И вот был издан Императорский указ, повелевающий Пагба отобрать из санскритской (тибетской?) письменности и составить национальный алфавит. Этих знаков имеется 43.

    Выше звуки [квадратного алфавита] разъяснены при помощи китайских иероглифов и их произносят открыто.

    Среди китайских звуков отсутствуют 3 (перечисляются. Н.П.). Сюда же можно добавить 4 (перечисляются. Н.П.). Произношение основывается, главным образом, на законах санскрита (тибетской фонетики?). По форме буквы квадратны и имеют древний и внушительный вид.

    Все императорские указы, донесения трону и все, имеющее важное значение, пишется этим письмом” (см. рис. 1—1а).

    квадратное письмо

    рис. 1

    квадратное письмо

    рис. 1a

    Во втором из названных сочинений, т. е. в Шу-ши хуй-яо, написанном Тао Цзун-и в начале минской династии, приводится в седьмой цзюани на стр. 27b и 28а квадратный алфавит, сопровождаемый нижеследующими замечаниями автора:

    “Юаньская династия была основана в Северных странах, когда нравы были просты. Они тогда делали зарубки на дереве, подобно тому, как [в Китае] завязывали узлы на веревках. Затем стали широко пользоваться пергаментами письменностей Северных Домов, подобно тому, как [в Китае писали] на бамбуковых дощечках.

    Когда они вполне завладели Китаем, было повелено Пагба отобрать из санскритской (тибетской?) письменности и составить национальный алфавит. Это немалая заслуга! Знаков имеется 43.

    Выше звуки [квадратного алфавита] разъяснены при помощи китайских иероглифов и произносят их открыто.

    Среди китайских звуков отсутствуют 3 (перечисляются. Н.П.). Сюда же можно добавить 4 (перечисляются. Н.П.). Произношение основывается, главным образом, на законах санскрита (тибетской фонетики?): или один знак составляет слово или же три соединяются для составления слова.

    Например: (следуют примеры. Н. П.).

    Отдельно письменные знаки произносятся под „ровным', „верхним' и „нисходящим' тонами при отсутствии „входящего' тона. „Входящий' тон произносится легко, подобно „ровному' тону. Все императорские указы, манифесты и донесения трону писались этим письмом” (см. рис. 2—2а).

    квадратное письмо

    рис. 2

    квадратное письмо

    рис. 2a

    Интересно отметить, что в обоих названных сочинениях таблицы знаков квадратного письма оказываются неполными: говоря о 43 знаках, авторы приводят—первый 42, а второй всего 41 знак. Следует также указать, что начертания приводимых знаков порою существенно отличаются от начертаний их в издаваемых далее монголоязычных памятниках, что в ряде случаев несомненно можно приписать искажениям переписчиков.

    Приведенные высказывания названных авторов о квадратной письменности, безусловно, заслуживают внимания, как немногочисленные дошедшие до нас образчики работ китайских ученых, имеющих своим объектом квадратную письменность монголов.

    Итак, квадратная письменность была в употреблении в течение всего юаньского периода. Как официальная письменность Юаньской империи она сошла со сцены с падением империи. Однако квадратная письменность продолжала существовать и после изгнания юаней из Китая, только она стала играть уже иную роль — это была уже не государственная официальная письменность, и сфера ее применения сильно сузилась. Еще многие столетия спустя квадратными письменами продолжали пользоваться в качестве знаков на печатях. Известно, что на печати далай-ламы надписи вырезались знаками квадратного письма до самого последнего времени. Такого рода печати прикладывались к грамотам и документам, носившим особо торжественный характер. Более того, некоторые путешественники сообщают, что на границах Амдо и Алашани им приходилось видеть ксилографические издания букварей, составленных этим письмом, выпускаемые монастырями в Тибете и Амдо. В 1903 г. .с одной такой книги удалось даже снять копию, и она находится ныне в рукописном фонде Института востоковедения Академии Наук СССР. Книга эта была вывезена из мест на границах Амдо и Алашани. Лицо, доставившее ее, снабдило знаки квадратного письма тибетской, монгольской и русской транскрипцией. Ниже мы воспроизводим три .страницы упомянутой копии, содержащие слеги с огласовкой а (см. рис. 3, 4, 5). На остальных страницах даются слоги с другими гласными. Воспроизводить их мы сочли излишним.

    Упомянем еще, что на дверных колодах храмовых построек в Тибете, Амдо и Внутренней Монголии молитвы вырезаются еще и теперь знаками квадратного письма. Наконец, укажем, что печати с квадратными письменами имеются не только у далай-ламы: такая печать имелась в 1903 г. и у алашанского вана. Ставилась она на грамотах, которые ван жаловал ламам своего хошуна.

    Укажем, наконец, что в качестве орнамента на обложках книг квадратный шрифт употребляется в Монгольской Народной Республике: нам приходилось видеть его на обложках некоторых изданий Научно-исследовательского комитета МНР.

    Примечания

    1. О происхождении монгольского письменного языка см.: Б. Я. Вдадимирцов. Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия. Лгр., 1929, стр. 19 и сл. — Он же. Монгольские литературные языки. Зап. Инст. востоковед. АН СССР, т.I, стр.6—7.— H. H. Поппе. Бурят-монгольское языкознание. Лгр., 1933, стр. 76 и 77. Кереитское происхождение языка монгольской письменности является недоказанным, и теория о том, что в основу языка письменности лег язык кереитов или найманов,является лишь гипотезой.
    2. Berthold L a u f e r. Skizze der mongolischen Literatur. Keleti Szemle, VIII, Budapest, 1907, стр. 191. Русск. пер. см.: Б. Лауфер. Очерк монгольской литературы (под редакцией и с предисловием Б. Я. Владимирцова). Лгр., 1927, стр. 27—28.
    3. Б.Я. Владимирцов. Монгольские литературные языки, стр.8. — Он же. Монгольский международный алфавит XIII века. Культура и письменность Востока, т. X, стр. 32.
    4. А. Бобровников. Грамоты вдовы Дармабаловой и Буянту-хана, писанные квадратным письмом. Тр. Вост. отд. Русск. археол. общ., т. XVI, стр. 2.
    5. Лекции по истории монгольской литературы, читанные в 1895/96 академическом году. СПб., 1906, стр. 172.
    6. Позднеев, ук. соч., стр. 166—167.
    7. Владимирцов. Монгольские литературные языки, стр. 8. — Он же. Монгольский международный алфавит XIII века, стр. 32.
    8. G. P a u th i e r. De l'alphabet de Pa'-sse-pa. Journ. Asiatique, Janvier 1862, стр. 8. — Позднеев, ук. соч., стр. 158.—I. J. Schmidt. Geschichte der Ost-Mongolen und ihres Fьrstenhauses verfasst von Ssanang Ssetzen Chungtaidschi. St. Petersb., 1829, стр. 115.—
    G.Huth. Geschichte des Buddhismus in der Mongolei. Zweiter Teil. Strassburg, 1896, стр. 139 и сл. Перу Сакья пандиты принадлежит хорошо известное в монгольской литературе сочинение Subhāşitaratnanidhi, неоднократно переводившееся на монгольский язык и имеющееся в многочисленных ксилографических изданиях. См. Б. Я. Владимирцов. Монгольский сборник рассказов из Paňcatantra. Пгр., 1921, стр. 44—45.
    9. Термин “овца И” — смешанный монгольско-китайский. Год овцы — восьмой год двенадцатилетнего цикла. И — одно из десяти китайских циклических обозначений.
    10. Schmidt, ук. соч., стр. 115.
    11. Paul Pelliot. Les systemes d'ecriture en usage chez les anciens mongols. Asia Major, vol. II, стр. 286.
    12. H u t h, ук. соч., стр. 139 и cл.
    13. Там же, стр. 141.
    14. Там же, стр. 142.
    15. Pauthier, ук. соч., стр. 10.
    16. Pelliot, ук. соч., стр. 286.
    17. Schmidt, ук. соч., стр. 117.
    18. Pauthier, ук. соч., стр. 11.
    19. Journal Asiatique. Avril —Juin 1927, стр. 372; Juillet— Septembre 1921. стр. 135—136.
    20. По сведениям, любезно сообщенным нам Б. И. Панкратовым.
    21. Перевод эдикта 1269 г. был уже опубликован Pauthier (ук. соч., стр. 12 и cл.) и Позднеевым (ук. соч., стр. 168—170), из которых последний по существу мало отличается от приводимого нами перевода Б. И. Панкратова.
    22. Нижеследующие данные цитируются по переводу Б. И. Панкратова. Данные отдела бэнь-цзи Юань-ши были использованы также Позднеевым (ук. соч., стр. 173 и сл.).
    23. Надпись эта была открыта Р. Pelliot, но остается пока неизданной. См.: Notes sur le “Turkestan” de M. W. Barthold. T'oung Pao,XXVII, 1930, стр. 38, прим. Одна надпись, относящаяся к 1351г., и другая, предположительно относимая к 1352г., были опубликованы проф. Хенишем. См. Erich Haenisch. Steuergerechtsame der chinesischen Klцster unter der Mongolenherrschaft. Leipzig, 1940. Эта работа стала нам известна, когда наша книга уже была набрана, вследствие чего мы ее использовать не могли.
    24. Les inscriptions mongoles inйdites en йcriture carrйe, стр. 28.
    25. G.J. R a m s t е d t. Ein Fragment mongolischer Quadratschrift. Jouru. de la Soc. Finno-Ougrienne, XXVII, 3.
    26. По данным, извлеченным из Юань-ши Б. И. Панкратовым, Ср.: Позднеев, ук. соч., стр. 180.
    27. Там же, стр. 178.
    28. Pauthier, ук. соч., стр. 21—22.
    29. Там же, стр. 22—23.
    30. По данным, извлеченным Б. И. Панкратовым.
    31. Лекции по истории монгольской литературы, читанные в 1896/97 акад. году СПб., 1897.
    32. Ист. монг. письм,, т. I

     Статьи и Книги | Народы | Учёные | Библиографии | Сайты по алтаистике | Форум | Контакты |English

    Copyright © 2002-2017 Илья Грунтов