Monumenta altaica
алтайское языкознание
 Статьи и Книги | Народы | Учёные | Библиографии | Сайты по алтаистике | Форум | Контакты |Switch to English
  Меню

ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

    СЛОВАРИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

    ГРАММАТИКИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

    КОРПУСА и e-БИБЛИОТЕКИ

  • Монгольские
  • Тюркские
  • Тунгусо-маньчжурские
  • Корейские
  • Японские

  • Александр Петрович Поцелуевский (1894 - 1948) - один из основателей туркменской лингвистики. Видный советский лингвист, тюрколог.

  • А. Н.Кононов Александр Петрович Поцелуевский (предисловие к сборнику избранных работ А.П.Поцелуевского, Ашхабад, Ылым, 1975)
  • Библиография научных трудов А.П.Поцелуевского
  •   

    академик А.Н. Кононов

    АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ ПОЦЕЛУЕВСКИЙ

    13/V 1894-6/Х 1948

    Великая Октябрьская социалистическая революция, возродившая народы и народности России к активной и плодотворной деятельности, дала возможность прежде отсталым народам встать на путь строительства новой жизни, на путь созидания новой, национальной по форме, социалистической по содержанию культуры.

    Строительство новой жизни в Туркмении, как и в других республиках и автономных областях Советского Союза, после тяжких лет гражданской войны потребовало напряжения всех сил народа. На помощь немногочисленным местным культурным силам пришел русский народ и его интеллигенция.

    Вместе с другими представителями интеллигенции в октябре 1923 г. в Ашхабад приехал А. П. Поцелуевский. Здесь продолжалось его двадцатипятилетнее служение делу созданий новой советской туркменской культуры.

    Александр Петрович Поцелуевский родился 13 мая 1894 г.1 в селе Букмуйжа Режицкого уезда Витебской губернии в семье сельского учителя-белоруса.

    В 1914 г. окончил Витебскую классическую гимназию и поступил в Лазаревский институт восточных языков (Москва)2, который успешно закончил в 1918 г., получив солидную подготовку по турецкому, персидскому и арабскому языкам.

    Одновременно прослушал полный курс лекций по французскому и английскому языкам.

    В листке по учету кадров в ответ на вопрос - - какими иностранными языками и языками народов СССР владеете Поцелуевский писал: 'только читаю без словаря и со словарем - немецкий, итальянский, польский, латинский, арабский, анатолийско-турецкий и некоторые другие; белорусский, латышский, азербайджанский, крымско-татарский, узбекский, таджикский и нек. др.; хорошо - французский, английский, персидский (фарси), русский, туркменский'.

    Не имея возможности применить в Москве полученные в Лазаревском институте знания, Александр Петрович отправился к себе на родину в Витебск, где с декабря 1918 г. по июнь 1922 г. преподавал английский и французский языки в Витебском отделении Московского археологического института; с июня 1922 г. по июнь 1923 г. - лектор, затем преподаватель на курсах Витебского губОНО.

    В 1921 г. по командировке археологического института посетил Ташкент, крупнейший в ту пору культурный центр Средней Азии, где он с интересом наблюдал жизнь местного населения и изучал постановку преподавания языков в местных школах, знакомился с деятельностью Туркестанского Восточного института (основан в ноябре 1918 г.)3 и Военных курсов востоковедения (основаны 24 ноября 1920 г.)4 куда был приглашен на должность лектора персидского языка5.

    Посещение Ташкента имело, по-видимому, решающее значение в избрании Александром Петровичем своего жизненного пути; ему, дипломированному тюркологу, хотелось применить полученные в Лазаревском институте специальные знания к живой действительности Средней Азии, остро нуждавшейся в педагогах и ученых, знающих тюркские языки.

    В октябре 1923 г. Поцелуевский был приглашен Службой просвещения Среднеазиатской железной дороги Ашхабада на должность инструктора-методиста; эту работу он совмещал с преподаванием английского, французского, туркменского и персидского языков в ряде учебных заведений Ашхабадского горОНО.

    С развитием и укреплением научной базы Туркменской республики расширялась сфера использования немногочисленных в ту пору культурных сил.

    С июня 1926 г. по январь 1928 г. - научный сотрудник (консультант) в секции национальной культуры Государственного Ученого совета (ГУС) при Наркомпросе Туркменской ССР.

    Во вновь созданном (21/ХП 1927) Институте туркменской культуры (Туркменкульт) в январе 1928 г. Поцелуевский был назначен заведующим Кабинетом языкознания6, где оставался до сентября 1932 г.7, когда принял приглашение взять на себя руководство сектором языка Туркменского государственного научно-исследовательского института, позднее преобразованного в Туркменский государственный научно-исследовательский институт языка и литературы, действительным членом которого Александр Петрович состоял со времени его основания.

    С ноября 1940 г. до гибели А. П. Поцелуевский руководил сектором языка в Институте истории, языка и литературы Туркменского филиала АН СССР.

    Наряду с большой научно-исследовательской и научно-организационной работой продолжал преподавательскую деятельность, которая принесла ему славу выдающегося педагога, воспитавшего большой отряд туркменской советской интеллигенции.

    Со времени основания Ашхабадского государственного педагогического института им. А. М. Горького (1931) Александр Петрович сначала в звании доцента, затем (декабрь 1933) профессора заведовал кафедрой туркменского языка и общего языкознания8. 15 мая 1943 г. А. П. Поцелуевский на Ученом совете Одесского государственного университета, пребывавшего в то время в Байрам-Али, был утвержден в ученой степени кандидата филологических наук.

    Обладая незаурядными организаторскими способностями и отчетливо сознавая важность и значение укрепления организационной основы научной и педагогической работы, А. П. Поцелуевский охотно и плодотворно совмещал свою научно-исследовательскую деятельность с организаторской работой, что с полной очевидностью подтверждается следующей выпиской из его автобиографии: С марта 1935 г. до 10 сентября 1937 г. (до дня ликвидации) состоял ученым секретарем Центрального, комитета нового алфавита и языкового строи-

    тельства при Президиуме ЦИК Туркменской ССР; 13 июня 1935 г. назначен членом Совета при Народном комиссаре просвещения ТССР; 17 февраля 1940 г. постановлением СНК ТССР и ЦК КП Туркмении назначен членом Правительственной комиссии по введению нового туркменского алфавита на основе русской графики; 1 августа 1940 г. последовало назначение в члены Президиума Комитета по делам науки при СНК ТССР; 6 декабря 1940 г. назначен членом Ученого совета Туркменского филиала АН СССР,

    А. П. Поцелуевскому принадлежит почетное место в разработке нового туркменского алфавита, первые попытки которой, предпринятые разными лицами в 1922 и 1925 гг., сводились к реформированию, введению особых знаков арабского алфавита9.

    В 1926 г., после Тюркологического съезда в Баку10, в тюркоязычных республиках и областях работа по замене арабского алфавита латиницей приобрела планомерный и целенаправленный характер.

    16 августа 1926г. А. П. Поцелуевский в республиканской газете 'Туркменская искра' опубликовал статью 'Реформа туркменского алфавита', в которой убедительно доказывал, что переход на латинизированный алфавит будет способствовать облегчению и улучшению преподавания туркменского языка, скорейшей ликвидации неграмотности и интенсификации исследовательской работы в области туркменского языкознания11.

    В целях пропаганды латинского алфавита и возможностей его применения к туркменскому языку Александр Петрович напечатал статью 'Ключ к латинской транскрипции туркменских текстов со сжатой формулировкой главнейших особенностей туркменского произношения...'12.

    На всех стадиях разработки и практического применения латинизированного туркменского алфавита, а позднее того же алфавита на основе русской графики, А. П. Поцелуевский принимал самое деятельное участие.

    Приспособлению латинской азбуки к фонетико-грамматическому строю туркменского языка предшествовало углубленное изучение фонетики туркменского языка во всех ее

    диалектальных проявлениях, что было особенно необходимо ввиду того, что дооктябрьское туркменоведение имело лишь несколько весьма примитивных описаний фонетического строя туркменского языка13.

    Александр Петрович прежде чем приступить к исследованию до него почти не изученных туркменских диалектов вооружил себя последними достижениями в области фонетики.

    'В 1928 г.,- читаем в его автобиографии, - получил научную командировку в Казань, Москву и Ленинград для ознакомления с постановкой научно-исследовательской работы в области экспериментальной фонетики, после чего организовал при Туркменкульте фонетическую лабораторию. В последующие годы провел в этой лаборатории экспериментальным путем обследование особенностей разговорного туркменского произношения'.

    В 1927 г. (октябрь-декабрь) Поцелуевский организует по плану Туркменкульта этнолого-лингвистические экспедиции по обследованию многих районов Туркестана.

    В своей автобиографии Александр Петрович приводит перечень экспедиций, проведенных под его руководством: 1927 г. (ноябрь-декабрь) - экспедиция к йомудам и гокленам в Красноводский, Гасан-Кулийский и Кара-Калинский районы (совместно с проф. В. А. Успенским); 1928 г. - поездка в аул Маныш к племени анаули; 1929 г. (сентябрь-октябрь) - экспедиция в Керкинский и Чарджоуский округа к эрсаринцам; 1930 г. (апрель-май) - экспедиция в Серахский район к салырам и в Тахта-Базарский район к сарыкам; 1930 г., (сентябрь-октябрь) - экспедиция в Мервский район к текинцам и в Иолотань к сарыкам; 1930г. (декабрь) - 1931 г. (январь) - - экспедиция к племени нохурли в аул Нохур; 1931 г. (апрель-май) - комплексная экспедиция к гокленам Кара-Калинского района; 1932 г. (май) - экспедиция в Байрам-Али14 для изучения разговорной речи рабочих хлопкокомбината; 1935-1936 гг. - начальник экспедиции ВЦКНА и ЦКНА ТССР по изучению языка туркмен-рабочих и колхозников15.

    На основе собранного материала Александр Петрович подготовил курсы туркменской диалектологии, фонетики туркменского языка и туркменского фольклора, ранее не представленных в учебных планах туркменских высших учебных заведений.

    Этот материал послужил основой для ряда статей: 'Собирание туркменского фольклора' (журнал 'Туркменоведение', 1927, № 2), 'Лингвистическая экспедиция ГУС'а' ('Туркменоведение', 1928, № 2); 'Ключ к латинской транскрипции туркменских текстов...'; 'Стихотворный ритм гокленских народных песен' (Ашхабад, 1928).

    Накопление материалов и их научное осмысление, подкрепленное и проверенное педагогической практикой, дали возможность Поцелуевскому свои наблюдения над туркменской фонетикой изложить в стройной системе в двух; одновременно изданных (1936) книгах: 'Фонетика туркменского языка', 'Диалекты туркменского языка'. Последняя позднее была переработана, переведена на туркменский язык и издана (стеклографическим способом) под названием 'Түркмен дили ве онуң шивелери' (Ашгабат, 1943, 52 стр.).

    По словам А. П. Поцелуевского, при написании книги 'Фонетика туркменского языка' были использованы материалы, собранные во время этнолого-лингвистических экспедиций Туркменкульта (1927-1931), а также результаты проведенных в фонетической лаборатории Туркменкульта исследований условий артикуляции звуков туркменской речи методом палятограмм16.

    В этой книге А. П. Поцелуевский пытался 'применить основные методологические указания нового учения о языке к конкретному туркменскому материалу'17, что было вызвано искренним стремлением идти в ногу с современными и передовыми (по тогдашним понятиям) лингвистическими теориями, которые практически невозможно было реализовать.

    Книга 'Диалекты туркменского языка', по словам автора, также была 'составлена на основании материалов,, собранных им... во время экспедиций... в период с 1927 , по 1932 г.' (стр. 7).

    Эта книга - первый опыт строго научного описания основных особенностей туркменских диалектов - представля-

    ет собой единственную монографию, содержащую краткий очерк истории изучения туркменского языка и его диалектов, общую характеристику туркменских диалектов, фонетического состава туркменского языка и его диалектов, особенностей склонения и спряжения, а также основных тенденций развития форм слов в туркменских диалектах.

    Собранные в течение ряда лет и тщательно обработанные полевые материалы по диалектам туркменского языка, глубокое понимание сложнейшего процесса взаимодействия диалектов и литературного туркменского языка помогли А. П. Поцелуевскому создать стройную систему и дать первую классификацию туркменских диалектов18.

    Углубленное изучение фонетического строя туркменского литературного языка и его диалектов было органически связано с разработкой и практическим применением нового туркменского алфавита на латинской и русской основе.

    Будучи ученым секретарем ЦКНА при ЦИК ТССР и одним из инициаторов и организаторов 1-го Туркменского лингвистического съезда (Ашхабад, май 1936), А. П. Поцелуевский составил проект реформы орфографии туркменского литературного языка19, который был рассмотрен ЦКНА и рекомендован в качестве основного доклада на 1-м Туркменском лингвистическом съезде. Этот проект был одобрен Съездом с некоторыми поправками и просуществовал до 1945 г.20.

    Новый свод правил орфографии туркменского языка21, разработанный А. П. Поцелуевским, 'ставил своей целью закрепить в литературном языке прежде всего формы, имеющие бесспорное распространение в речи большинства трудящегося населения Туркмении, и притом на территории наиболее важных в экономическом отношении районов. Не ограничиваясь лишь узаконением бесспорных по своей абсолютной распространенности фактов языка, проект одновременно стремится тщательно учитывать и основные тенденции развития форм словообразования, во всех спорных случаях отдавая предпочтение прогрессивным элементам языка'22.

    Туркменское языкознание, основные разделы туркменской филологии - фольклор и литературоведение, а также этнография постоянно находились в сфере научных интересов А.П. Поцелуевского (см. список его печатных работ).

    После завершения первого этапа фонетических исследований в планах А. П. Поцелуевского - основное место занимает изучение грамматического строя туркменского языка. Первым опытом в этой области явилось 'Руководство для изучения туркменского языка' (Ашхабад, 1929), которое долгое время служило пособием для русских, изучающих туркменский язык.

    Наименее изученным разделом грамматики тюркских языков до настоящего времени остается синтаксис, а тридцать лет тому назад синтаксические исследования на материале тюркских языков едва зарождались. Одним из первых тюркологов - исследователей синтаксиса был А. П. Поцелуевский, издавший в Ашхабаде в 1943 г.23 книгу под скромным названием 'Основы синтаксиса туркменского литературного языка'24, цели и задачи которой автор определил следующим образом: 'дать в сжатой форме изложение лишь основных особенностей синтаксического строя туркменского литературного языка, понимая под ним не только язык современности, но и язык произведений классической туркменской литературы. В тех случаях, когда синтаксические особенности письменного языка XVIII-XIX веков не имеют себе аналогов в современном литературном языке, это всегда оговаривается' (стр. 3).

    Если при изложении синтаксиса простого предложения Александр Петрович следовал, как он сам писал (стр. 3-4),. за известным французским тюркологом Жаном Дени25, то при рассмотрении 'сложного предложения, а равно причастных, деепричастных и глагольно-именных оборотов речи, автор считал необходимым придерживаться несколько иных взглядов и иного порядка изложения чем Ж. Дени, тем более, что эта часть проблемы в общетюркологическом масштабе является до сих пор наименее выясненной и наиболее спорной' (стр. 4).

    Одним из важнейших вопросов синтаксиса тюркских языков был и остается вопрос о типах словосочетаний.

    При изложении 'общих правил, приложимых к словосочетаниям' (стр. 16), Александр Петрович наметил следующие основные типы словосочетаний: 1. Детерминативные словосочетания; 2. Сочиненные словосочетания; 3. Подчинительные словосочетания; 4. Предложения.

    А. П. Поцелуевский предложил также свою классификацию сложноподчиненных предложений (стр. 8-9):

    I. Сложноподчиненные предложения аналитического типа с тремя главным подвидами: 1) предложения с союзами (ки, чүнки); 2) предложения без служебных слов с одной лишь повествовательной интонацией в качестве формально го показателя, напр.: Горкарам, яр бизи чыкарар ятдан 'Боюсь, что возлюбленная нас забудет'; 3) предложения с глагольными именами и причастиями в сочетании с предлогами, напр.: Сен гиделиң бәри менде хаби - рахат галмады 'С тех пор, как ты ушел, у меня не стало ни сна, ни покоя'.

    II. Сложноподчиненные предложения синтетического типа, в которых связь зависимого суждения с главным выражена особой грамматической формой предиката зависимого предложения; к этому типу сложноподчиненных предложений Поцелуевский относил: 1) предложения с личными ус ловными формами глагола; 2) предложения с личными глагольными формами на -янча/-йәнчэ, а также -ынча/-инчә; 3) предложения с личными показателями подчинения (глав ным образом -ка/-кә).

    III. Сложноподчиненные предложения комбинированного аналитико-синтетического типа (в основном те же, что и перечисленные в предыдущем разделе, но в соединении с союзами): 1) условные и уступительные периоды в сочетании с союзом эгер и эгер-де- 2) предложения с глагольными фор мами на -янча/-йәнчэ и -ынча/-инчә в сочетании с союзами.

    А. П. Поцелуевский признает, что наличие в причастном, деепричастном и глагольно-именном обороте самостоятельного подлежащего говорит 'в пользу признания такого оборота речи предложением. С другой стороны, необходимо заметить, - писал он, - что единство субъекта в главном предложении и в отглагольном обороте речи само по себе еще не может быть рассматриваемо как решающий признак отсутствия предложения в собственном смысле этого слова...

    Значительно важнее другие признаки: логическая самостоятельность зависимого суждения и наличие в нем субъекта, могущего быть выраженным формой именительного падежа' (стр. 9).

    Его конструктивная идея следующая: 'Резкой грани между простым и сложноподчиненным предложением не существует: они связаны рядом переходных типов, так как сложноподчиненное предложение является, по сути дела, дальнейшим развитием и усложнением простого предложения' (стр. 9). Далее, 'учитывая логическую и грамматико-формальную сторону речи', наметил семь основных ступеней развития простого предложения в сложноподчиненное (стр.9 - 12). Причастные, деепричастные и глагольно-именные обороты речи 'могут быть, - писал Александр Петрович, - названы потенциальными предложениями, или предложениями в потенции' (стр. 11), что невольно напоминает quasi-propositions Ж. Дени (см. стр. 5), хотя Поцелуевский вкладывает в свой термин 'потенциальные предложения' иное содержание.

    'Для того, чтобы можно было, - утверждал он, - говорить о потенциальном предложении, необходимо, чтобы у отглагольной формы был свой, в достаточной степени ясно выявленный логический субъект' (стр. 59).

    Среди различных типов потенциальных предложений (стр. 59-69) выделены 'Настоящие сложноподчиненные предложения' (стр. 69), которые представляют собой следующую ступень развития зависимости суждения, в котором субъект 'приобретает полную самостоятельность и начинает грамматически выражаться формой именительного падежа, иначе говоря, приобретает вид грамматического подлежащего. Оформленные подобным образом зависимые суждения мы можем уже считать настоящими предложениями' (стр. 69).

    Эта схема, в основе своей умозрительная, предполагает постепенное развитие разных типов сложноподчиненного предложения, каждый из которых является развитием предыдущего, что уже само по себе требует дополнительных изысканий.

    Теперь, когда со времени издания 'Синтаксиса' А. П. Поцелуевского прошло 30 лет, не все его идеи могут быть приняты без критики, однако предложенное им понимание природы сложного предложения туркменского языка остается продуктивной основой для дальнейших исследований этой трудной проблемы.

    А. П. Поцелуевский, как истинный исследователь, после издания 'Синтаксиса' продолжал разрабатывать эту тему, посвятив ей еще две статьи: 'Проблемы стадиально-сравнительной грамматики тюркских языков' (Известия ТФ АН СССР, 1946, № 3-4, стр. 3-13) и 'К вопросу о зависимых номинальных предложениях в туркменском языке' (Труды АГПИ им. А. М. Горького, 1947, вып. 2, стр. 11 - 18).

    В статье 'Проблемы стадиально-сравнительной грамматики тюркских языков' Поцелуевский возвратился к исследованию актуальных вопросов сложного предложения, рассматривая их через призму теории посессивного предложения в увязке с проблемой генезиса личных форм имперфекта и с предложениями квази-эргативного строя. Попытка выделить в синтаксисе тюркских языков предложения квази-эргативного строя навеяна модными в ту пору идеями так называемого 'нового учения о языке'.

    В статье 'К вопросу о зависимых номинальных предложениях в туркменском языке' Поцелуевский развивает свои взгляды на природу туркменского сложноподчиненного предложения, ранее изложенные в 'Синтаксисе'.

    В датированном 23 мая 1943 г. списке научных трудов проф. А. П. Поцелуевского за его подписью под № 62 значится 'Морфология туркменского языка (синтаксические формы). Рукопись, 16 п. л.'. О судьбе этой рукописи, интересной для истории изучения туркменского языка, можно предположить, что опубликованная в течение 1945-1948 гг. серия статей имеет непосредственное отношение к этому труду. Эти статьи следующие: 'Некоторые рудиментарные падежные формы в туркменском языке' (Известия ТФ АН СССР, 1945, № 5-6, стр. 11-15); 'Происхождение личных и указательных местоимений (материалы к истории туркменского языка)'. Ашхабад, 1947; 'К вопросу о происхождении формы настоящего времени в тюркских языках юго-западной группы'. Ашхабад, 1948.

    В статье 'Некоторые рудиментарные падежные формы' А. П. Поцелуевский изложил свою точку зрения на проблему падежа и предложил свое определение. Он первым отметил наличие в туркменском языке аллатива, то есть направительного падежа с показателем -(ы)к/-(и)к (стр. 14-16), который проливает свет на происхождение форманта дательного падежа -ка/-ке.

    В работе 'Происхождение личных и указательных местоимений' Поцелуевский предлагает новые пути исследования проблемы генезиса названных местоимений в тюркских языках и решительно ставит вопрос о первичности указательных местоимений и вторичности личных.

    Проблема 'местоименного -н' в составе личных местоимений 1 и 2-го лица единственного числа, как и вопрос о происхождении морфемы -ун в форме косвенных падежей лично-указательного местоимения ол>о и указательных местоимений бу, шу, издавна привлекали внимание тюркологов, но ни одна из этих проблем не может считаться убедительно разъясненной.

    А. П. Поцелуевский предложил свою интерпретацию обоих формантов -н, согласно которой они восходят к древнему указательному местоимению.

    Образование косвенных форм он объясняет присоединением к основе 'ун' или 'ын'<'ин' 'в порядке префиксации' звуков 'б'~'м' и 'ш' (стр. 11), что находится в очевидном противоречии с общепринятыми представлениями о структуре тюркского слова.

    Исследования о происхождении личных и указательных местоимений А. П. Поцелуевский осуществил на фоне достижений тогдашней алтаистики и четком изложении своей - новой точки зрения на этот старый предмет.

    В работе А. П. Поцелуевского 'К вопросу о происхождении формы настоящего времени в тюркских языках юго-западной группы' исследуется старая проблема, история разрешения которой насчитывает без малого триста лет и связана с именами ряда выдающихся тюркологов (Ф. Менинский, Н. И. Ильминский, В. В. Радлов, П. М. Мелиоранский, К. Фой, Ф.Е.Корш, В.Банг, Ж.Дени, Н.К.Дмитриев, К. Броккельман и др.).

    И здесь он вначале излагает все предположения о составе этой формы, высказанные его предшественниками, и только после того, когда читатель осведомлен о всех существующих гипотезах, переходит к изложению своих воззрений на проблему происхождения этой глагольной формы, привлекая новый, ранее не использовавшийся языковой материал, почерпнутый из сокровищницы туркменского языка и его диалектов, который, по мнению А. П. Поцелуевского, вполне подтверждает предположение Ф. Менинского, П. М. Мелиоранского, К. Фоя о происхождении форманта настоящего времени данного момента от глагола йор(ы)- 'ходить' (см. стр. 15).

    В подтверждение этого вывода А. П. Поцелуевский приводит многочисленные туркменские примеры, объясняющие условия и путь превращения глагольной основы йор(ы) в формант настоящего времени.

    Последняя по времени издания статья А. П. Поцелуевского 'Наскальные изображения в долине реки Чандыр' (Известия ТФ АН СССР, 1948, № 1, стр. 3-10) содержит описание и исследование наскальных рисунков, открытых во время возглавлявшейся Александром Петровичем экспедиции в Каракалин-ский район в 1931 г. Для детального ознакомления с рисунками и уточнения их местоположения в апреле 1946 г. был направлен специальный отряд в составе А. П. Поцелуевского и А. А. Курбанова. Эти рисунки представляют собой большой научный интерес для изучения истории культуры туркмен. Внимание названного отряда привлекли также могильные памятники на герейлинском кладбище в Безегли Дере и были им обстоятельно описаны.

    Непродолжительная, но полная трудового и творческого кипения жизнь А. П. Поцелуевского гармонично сочетала педагогическую, научно-исследовательскую, научно-организационную и общественную деятельность.

    Для того, чтобы вполне оценить неутомимую 25-летнюю работу А. П. Поцелуевского в Туркмении, необходимо помнить, о состоянии туркменской школы в дооктябрьское время, ясно себе представить состояние дореволюционного туркменоведения, чтобы отчетливо осознать, в каких условиях начал свою педагогическую и исследовательскую деятельность А. П. Поцелуевский26.

    Успехи научного туркменоведения 20-30-х годов с точки зрения лингвистических, фольклорных и литературоведческих исследований принадлежат трудолюбию и энергии А. П. Поцелуевского.

    А. П. Поцелуевский - педагог, ученый, общественный деятель, коммунист, отличался строгой принципиальностью и высокой требовательностью к себе. Чутко прислушиваясь к голосу товарищеской критики, выносил свои труды н-а суд коллег. За 25 лет своей педагогической деятельности в средней и высшей туркменской школах подготовил много квалифицированных педагогов, преподавателей туркменского языка и литературы для средних школ ТССР.

    Педагогическая деятельность А. П. Поцелуевского была по заслугам высоко оценена: 6 ноября 1937 г. ЦИК TCCR наградил его почетной грамотой.

    Велики заслуги А. П. Поцелуевского в деле подготовки ученых-туркменоведов из туркмен. Все туркменские ученые-лингвисты и литературоведы старшего поколения - академики и члены-корреспонденты АН ТССР, доктора и кандидаты наук - являются непосредственными учениками А. П. Поцелуевского.

    Туркменская научная общественность и Правительство ТССР высоко оценили знания и трудолюбие А. П. Поцелуевского, что особенно ярко проявилось во время празднования 25-летнего юбилея его научной, педагогической и общественной деятельности.

    В указе Президиума Верховного Совета Туркменской ССР от 12 мая 1943 г. читаем: 'В связи с 25-летием общественно-педагогической деятельности, за успешную научно-исследовательскую работу в области развития туркменского языка и заслуги в деле подготовки национальных кадров - присвоить профессору Поцелуевскому Александру Петровичу звание заслуженного деятеля науки Туркменской ССР'.

    В адресе Президиума Туркменского филиала АН СССР, преподнесенном А. П. Поцелуевскому по указанному выше поводу, среди других лестных для него слов были и следующие: 'Вы, Александр Петрович, впервые в истории науки предприняли планомерное исследование туркменских диалектов, бывших ранее почти неизвестными... [Вы] впервые предприняли научную разработку фонетики туркменского языка ...Вы, Александр Петрович, являетесь первым тюркологом, давшим научное описание основ синтаксиса туркменского языка... [Вы] заложили основу создания фольклорного фонда Туркмен. ФАН. Вам, Александр Петрович, принадлежит заслуга первого научного исследования основ туркменского стихосложения... Ряд дисциплин, читаемых Вами в настоящее время в ВУЗах Туркменской ССР (туркменская диалектология, история туркменского языка, туркменский фольклор...), ранее не преподавался... руководимой Вами кафедре туркменского языка и общего языкознания АГПИ принадлежит заслуга подготовки многих десятков квалифицированных педагогов...'.

    В связи с юбилеем Институт истории, языка и литературы ТФАН СССР издал сборник 'Проблемы туркменской филологии', т. 1, (Ашхабад, 1944), посвященный А. П. Поцелуевскому 'в ознаменование 25-летия его научной и педагогической деятельности (1918-1943)'.

    Советское правительство высоко оценило заслуги Александра Петровича, наградив его орденом 'Знак Почета' и медалью 'За доблестный труд в Отечественной войне 1941- 1945'.

    Вклад А. П. Поцелуевского в развитие ряда областей туркменоведения, в подготовку национальных кадров необычайно велик. Многим его планам не суждено было сбыться из-за стихийного бедствия, обрушившегося на Ашхабад в октябре 1948 г. и оборвавшего жизнь и работу замечательного ученого, 25 лет беззаветно служившего туркменскому народу.

    Имя Александра Петровича Поцелуевского золотыми буквами вписано в анналы советского туркменоведения и продолжает жить в сердцах многих продолжателей его дела.

    Академик А. Н. Кононов

    1 Биографические данные взяты из личного листка по учету кадров' заполненного А. П. Поцелуевским 8 июля 1943 г.
    2 А. П. Базиянц. Лазаревский институт восточных языков (Исторический очерк). М., 1959.
    3 Б. В. Лунин. Из истории первого высшего востоковедного учебного заведения Средней Азии. В сб.: 'Очерки по истории русского востоковедения', т. 6. М., 1969, стр. 320-340.
    4 Б. В. Лунин. Научные общества Туркестана и их прогрессивная деятельность. Ташкент,. 1962, стр. 154-155.
    5 А, А. Курбанов, О. Д. Кузьмин. А. П. Поцелуевский, X. М. Байлиев. Ашхабад, 1962, стр. 8.
    6А. П. Поцелуевский. Работа Туркменкульта в области литературы и языка. 'Туркменоведение', 1930, № 5-6. Ар-ни. Институт туркменской культуры, 'Новый Восток', 1928, № 23-24, стр. 439-440,
    7А. А. К у р б а н о в, О. Д. Кузьмин. Указ, соч., стр. 20.
    8П. А. Азимов. Ученые записки АГПИ им. А. М. Горького, т. 4. Ашхабад, 1951, стр. 7-9.
    9 Б. Ч а р ы я р о в. Из истории туркменского алфавита. Сб. 'Вопросы совершенствования алфавитов тюркских языков СССР'. М., 1972, стр. 149-150.
    10 Первый Всесоюзный тюркологический съезд. 26 февраля-6 марта [1926]. Стенографический отчет. Баку, 1926.
    11 А. А. Курбанов, О. Д. Кузьмин. Указ, соч., стр. 17.
    12 В. Успенский, В. Беляев. 'Туркменская музыка', т. 1. М., 1928, стр. 361-363.
    13 Подробнее см.: А. П. Поцелуевский. История изучения туркменского языка. 'Материалы 1-й конференции АН СССР по изучению производительных сил ТССР'. Л., 1933. П. А. Азимов, В. Н. Филюшиңа. Из истории изучения туркменского языка. Сб. 'Развитие науки в Советском Туркменистане'. Ашхабад, 1971, стр. 67-92. Н. А. Баскаков. К истории изучения туркменского языка. Ашхабад, 1965.
    14 А. А. Курбанов, О. Д. Кузьмин. Указ соч., стр. 20-21.
    15 Материалы этой экспедиции Александр Петрович использовал в своем докладе на 1-м Туркменском лингвистическом съезде.
    16 А. П. Поцелуевский. Фонетика туркменского языка. Ашхабад, 1936, стр. 9. Последней по времени работой А. П. Поцелуевского в этой области была статья: 'Опыт изучения артикуляции звуков туркменской речи методом полятограмм' (1945).
    17 А. П. Поцелуевский. Фонетика, стр. 10.
    18 Р. Бердыев, С. Куренов, К. Шамурадов, С. Аразку- л и е в. Очерк диалектов туркменского языка. Ашхабад, 1970, стр. 24-26 (на туркм. яз.). Дж. Амансарыев. Туркменская диалектология. Ашхабад, 1970, стр. 46-47 (на туркм. яз.).
    19 А. П. Поцелуевский. Проект реформы орфографии туркменского литературного языка. Ашхабад, 1936, стр. 26. Анализ этого проекта см. в книге: А. А. К У Р б а н о в, О. Д. Кузьмин. Указ, соч., стр. 27-29.
    20А. А. К у р б а н о в, О. Д. К у з ь м и н. Указ, соч., стр. 30.
    21 А. П. Поцелуевский. Правила орфографии туркменского литературного языка. Ашхабад, 1937, стр. 32.
    22 Курбанов А. А., О. Д. Кузьмин. Указ, соч., стр. 28-29.
    23 А. П. Поцелуевский. Туркменское языкознание в дни Отечественной войны. 'Известия ТФАН СССР', 1944, № 1, стр. 48-49.
    24 А. Н. Кононов (Рабочая хроника Института востоковедения АН СССР). Ташкент, 1944, стр. 25); Е. Э. Бертельс (Труды Московского Института востоковедения. Сб. 4, М., 1947, стр. 116-117).
    25 Jean Deny. Grammaire de la langue turque. Paris, 1921, A. H. Кононов. Жан Дени (1879-1963). 'Народы Азии и Африки', 1964, № 1, стр. 239-240.
    26А. П. Поцелуевский. История изучения туркменского языка.
    'Материалы 1-й Конференции по изучению производительных сил Туркменской ССР', вып. 3. Л., 1933. А. А. Курбанов. Обучение в конфессиональных и русско-туземных школах Закаспийской области. Ученые записки ТГУ им. А. М. Горького. вып. 8. Ашхабад, 1956, стр. 37-92.

       Библиография

    ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕРЕЧЕНЬ ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ А. П. ПОЦЕЛУЕВСКОГО

    1926 г.

  • Реформа туркменского алфавита, 'Туркменская искра' 16 августа 1926 г.

    1927г.

  • Собирание туркменского фольклора, 'Туркменоведение', 1927, № 2.

    1928г.

  • Ключ к латинской транскрипции туркменских текстов. В кн.: В. Успенский и В. Беляев, 'Туркменская музыка', М., 1928.
  • Лингвистическая экспедиция ГУСа, 'Туркменоведение', 1928, № 2.
  • Стихотворный ритм гокленских народных песен. Ашхабад, 1928.

    1929г.

  • Руководство для изучения туркменского языка (с приложением 'Краткого туркменского словаря'), Ашхабад, 1929.
  • Развитие туркменского языка, 'Туркменоведение', 1929, № 10-11.

    1930г.

  • На забытом участке культурного фронта, 'Туркменоведение', 1930, № 6-7.
  • Дил ве эдебият угрында Түркменкультың эден ишлери, 'Түркмен медениети', 1930, № 3.
  • Работа Туркменкульта в области языка и литературы, 'Туркменоведение', 1930, № 5-6.
  • Бабали-Шаир об Алиханове (из материалов этнолингвистической экспедиции Туркменкульта к мервским теке, сарыкам и салырам), 'Туркменоведение', 1930, № 11.

    1931 г.

  • Опыт коллективной работы (Этнолого-лингвистическая экспедиция Туркменкульта к иомудам и гокленам), 'Туркменоведение', 1931, № 3-4,
  • Племя нохурли (по материалам экспедиции Туркменкульта), 'Туркменоведение', 1931, № 5-6.
  • Гокленские детские игрушки. По материалам экспедиции ГУС'а и Туркменкульта, 'Туркменоведение', 1931, № 7-9.
  • Түркменкультың дилчилик экспедициясы, 'Түркмен медениети 1931 № 3-4.

    1933г.

  • История изучения туркменского языка. 'Материалы 1-й конференции по изучению производительных сил Туркменской ССР', № 3. Л., 1933.

    1934г.

  • Түркмен фольклорыны дер??п ?врениш, 'Түркменистан шура эдебияты' 1934, № 3.
  • Отражение Октябрьской революции в туркменском фольклоре (совм. с Г. И. Карповым). С приложением: Фольклорные тексты. Записаны и переведены А. П. Поцелуевским, 'Советский фольклор', т. 1. Л., 1934.

    1935г.

  • Языковое строительство Туркмении и его основные проблемы. 'Революция и национальности', 1935, № 9.
  • Фонетический состав туркменского языка. 'Известия Туркменского Государственного научно-исследовательского института', 1935, № 1.
  • Фольклорный архив Туркменского Государственного научно-исследовательского института, 'Советский фольклор', № 2-3. М.-Л., 1935,

    1936г.

  • Фонетика туркменского языка. Ашхабад, 1936.
  • Диалекты туркменского языка. Ашхабад, 1936.
  • Проект реформы орфографии туркменского литературного языка (Материалы для работы I Туркменского лингвистического съезда). Ашхабад, 1936.
  • Туркмен эдеби дили орфографиясының реформасы. Ашгабат, 1936.

    1937 г.

  • Правила орфографии туркменского литературного языка. Ашхабад, 3937; Түркмен эдеби дилиниң орфографиясының кадалары. Ашгабат, 1937.

    1941г.

  • К вопросу о структуре сложноподчиненного предложения в туркменском языке, 'Туркменская искра', 18 апреля. (№ 92).

    1942 г.

  • Эер?еңли гошма с?злемлериң дүзүлиши ве эмеле гелиши, 'Труды Туркменского филиала АН СССР', вып. 3, Ашхабад, 1942. (Перепечатано с дополнениями в журнале 'Мугаллыма к?мек', 1944, январь-февраль)

    1943г.

  • Түркмен дили ве оның шивелери. Ашгабат, 1943 (стеклографированное изд. Ашхабадского заочного пединститута).
  • Основы синтаксиса туркменского литературного языка. Ашхабад, 1943.
  • Метрика произведений Махтумкули, 'Совет эдебияты', 1943, № 4-5 (перепечатано в сб.: Махтумкули. 'Сборник статей о жизни и творчестве поэта', сост. А. Мередов и П. Кичикулов, под ред. А. Кекилова. Ашхабад, 1960).

    1944г.

  • Туркменское народное творчество, 'Совет эдебияты', 1944, № 1.
  • Туркменское языкознание в дни Отечественной войны, 'Известия Туркменского филиала АН СССР', № 1, 1944.
  • Рифма в произведениях Махтумкули. Ашхабад, 1944 (перепечатано в сб. 'Махтумкули. Сборник статей о жизни и творчестве поэта', сост. А. Мередов и П. Кичикулов, под ред. А. Кекилова. Ашхабад, 1960).
  • К вопросу о древнейшем типе звуковой речи. Ашхабад, 1944.
  • Итоги и задачи языковедной работы в Туркмении, 'Известия Туркменского филиала АН СССР', 1944, № 2-3.
  • Linguistics in Soviet Turkmenia,- 'The Modern Language Review', vol. XXXIX, № 4.

    1945г.

  • Опыт изучения артикуляции звуков туркменской речи методом палятограмм, 'Известия Туркменского филиала АН СССР', 1945, № 3-4.
  • Некоторые рудиментарные падежные формы в туркменском языке, 'Известия Туркменского филиала АН СССР', 1945, № 5-6.
  • История языкознания (краткий очерк). Ашхабад, 1945.
  • Реликты инкорпорирования в туркменском языке. Ашхабад, 1945.

    1946г.

  • Проблемы стадиально-сравнительной грамматики тюркских языков, 'Известия Туркменского филиала АН СССР', 1946, № 3-4.
  • Лексикология и семасиология. Ашхабад, 1946.
  • Основы грамматики. Ашхабад, 1946.
  • Языки мира. Ашхабад, 1946.
  • История письма (краткий очерк). Ашхабад, 1946.
  • Итоги последних двух лет языковедной работы в Туркменистане, 'Известия Туркменского филиала АН СССР', 1946, № 5.

    1947г.

  • Происхождение личных и указательных местоимений (Материалы к истории туркменского языка). Ашхабад, 1947.
  • К вопросу о зависимых номинальных предложениях в туркменском языке. 'Труды филологического факультета Ашхабадского Гос. педагогического института', вып. 2, 1947.
  • Туркменский язык, 'Большая Советская Энциклопедия', т. 55. М., 1947.

    1948г.

  • Наскальные изображения в долине реки Чандыр (предварительное сообщение), 'Известия Туркменского филиала АН СССР', 1948, № 1.
  • К вопросу о происхождении формы настоящего времени в тюркских языках юго-западной группы. Ашхабад, 1948.

    ЛИТЕРАТУРА О А.П. ПОЦЕЛУЕВСКОМ

  • Богатырев П. Г. 25 лет на научном фронте, 'Проблемы туркменской филологии', т. 1. Ашхабад, 1944.
  • Гордлевский В. А. Памяти А. П. Поцелуевского (1894-1948). Избранные сочинения, т. 4. М, 1968, стр. 456-457.
  • Кононов А. Н. Памяти А. П. Поцелуевского (13/V 1894-6Х/1948), Ученые записки АГПИ им. А. М. Горького, т. 4. Ашхабад, 1951. БСЭ, 2-е изд., т. 34, стр. 302.
  • Курбанов А.А., О.Д. Кузьмин. А. П. Поцелуевский, X. М. Байлиев. Ашхабад, 1962.
  • Курбанов А.А., О.Д. Кузьмин. А. П. Поцелуевский (к 75-летию со дня рождения), 'Известия АН ТССР', серия общественных наук, 1972, № 1.
  • Курбанов А.А. 25 лет на культурном фронте, 'Совет эдебияти', Ашхабад, 1943, № 3.
  • Курбанов А. А., О. Д. Кузьмин. А. П. Поцелуевский, 'Советская тюркология', 1972, № 2.
  • Малов С. Е., А. Н. Кононов. Памяти тюрколога профессора А. П. Поцелуевского, 'Известия АН СССР', ОЛиЯ, 1949, № 1.
  • 'Педагогическая деятельность и взгляды А. П, Поцелуевского (1894- 1948)'. В кн.: А. А. Курбанов, О. Д. Кузьмин. 'Очерки по истории развития педагогической мысли в Туркменистане (1886-1941)'. Ашхабад, 1972.
  •  Статьи и Книги | Народы | Учёные | Библиографии | Сайты по алтаистике | Форум | Контакты |English

    Copyright © 2002-2017 Илья Грунтов