Monumenta altaica
Altaic linguistics
 Books and Papers | Ethnography | Researchers | Bibliographies | Altaic Links | Forum | Contacts |перейти на русский
  Menu

ANCIENT and MEDIEVAL MONUMENTS
  • Mongolian
  • Turkic
  • Manchu-Tungus
  • Korean
  • Japanese

    DICTIONARIES
  • Mongolian
  • Turkic
  • Manchu-Tungus
  • Korean
  • Japanese

    GRAMMARS
  • Mongolian
  • Turkic
  • Korean
  • Manchu-Tungus
  • Japanese

    CORPORA & E-LIBRARIES
  • Mongolian
  • Turkic
  • Manchu-Tungus
  • Korean
  • Japanese

  •   Monumenta Altaica / PAPERS / I.A.Gruntov

    И.А.Грунтов. ЭССИВНЫЕ ФУНКЦИИ ПАДЕЖЕЙ В 'СОКРОВЕННОМ СКАЗАНИИ МОНГОЛОВ'

    (THE ESSIVE FUNCTIONS OF CASES IN THE LANGUAGE OF 'THE SECRET HISTORY OF THE MONGOLS'.)

    The paper deals with the functional development of cases with affixes {-da}, {-a} and {-dur}. The use of the case with {-da, -a} is compared with that of the case with {-dur}. It comes out that the toponyms preferred the case with {-da, -a} in essive function, which allows to suggest the priority of this function for the mentioned case. This hypothesis is justified with a wide range of typological examples. The paper states as well the independence of {-a} and {-da} affixes in the Old Mongolian and provides some conclusions about their usage.

    'Сокровенное сказание монголов', созданное в начале XIII века в правление Угэдэй-хана, является одним из самых древних письменных памятников монгольского языка и древнейшим литературным памятником монголов. К сожалению, оригинал памятника не сохранился, и единственная дошедшая до нас рукопись представляет собой монгольский текст, транскрибированный с помощью китайских иероглифов и снабженный китайским переводом. Языку этого памятника посвящено множество работ, однако до сих пор остается значительное количество нерешенных проблем.

    В настоящей статье рассматривается взаимодействие эссивных функций падежей, имеющих показатели {-da, -ta}, {-a, -na, -ya}, {-dur, -tur}. Эти падежи в монголистической традиции имеют разные наименования. И.А. Грабарь (1985) рассматривает все три показателя отдельно под именем дательно-местного падежа, при этом остается неясным, считает ли она их алломорфами одного падежа или тремя разными падежами. М.Н. Орловская (1999: 44-47) считает алломорфами одного 'дательно-местного' падежа показатели -da и -dur и противопоставляет их показателю 'местного' падежа -а. Дж. Стрит (Street 1957) объединял {-da, -ta} и {-a, -na, -ya}, считая их дополнительно распределенными по исходу основы, в единую морфему дательного падежа (Dat.) и противопоставлял их лативному падежу (Lat.) с показателем {-dur, -tur}.

    Действительно, в языке 'Сокровенного сказания' показатели {-da, -ta} и {-a, -na, -ya} дополнительно распределены по исходу основы.

    Базовое распределение:

    после основ с исходом на гласную: -da;

    после основ с исходом на -i: -ya;

    после основ с исходом на -t: -ta;

    после основ с исходом на -n: -na;

    после основ с исходом на другие согласные: -а.

    В зависимости от сингармонического ряда гласных корня аффиксы имеют варианты огласовки: -da / -de; -ya / -ye; -ta / -te; -na / -ne; -a / -e.

    Примеры:

    (6) čima-da 'тебе', (208) jurčedei-ye Чжурчедаю, (136) Keluren-o Doloan-boldaut-ta 'при Керуленском Долоон-болдауте' [топоним], (166) Berke-elet-te 'на урочище Берке-элет', (104) gurban Merkit-te 'тремя меркитами' [название племенного союза], (6) guun-ne 'мужу', (136) Qariltu-naur-a 'на озере Харилту'.

    Функции этих показателей полностью совпадают, почти не пересекаясь с функциями падежа на -dur. Единственному случаю пересечения их функций, о котором пойдет речь ниже, и посвящена эта статья.

    Основные функции этих падежей следующие:

    {-da, -ta, -a, -na, -ya}

      1. Дативная функция: маркирует семантические роли бенефицианта и адресата, например, при глаголах 'говорить (кому)', 'давать (кому)'.
      2. Qadaan-taiji-da ugule...
        Хадаан-тайжи-DAT говорить(IMP)
        'Скажи Хадаан-тайджи...'

        Kereid-un Tooril-a vaŸ nere tende ok-ba
        Кереит-GEN Тоорил-DAT Ван имя там дать-PRT.PF
        'Кереитскому Тоорил-хану дали там титул вана.'

        (149) Bida beye-s-iyen Čiŋgis-qagan-a guču ogu-ra ire-ba
        Мы сам-PL-REFL Чингис-хан-DAT сила дать-CONV приходить-PRT.PF
        'Мы пришли отдать свои силы Чингис-хану.'

      3. Агентивная функция: маркирует агенс пассивной конструкции
      4. (111) Yeke-Čiledu-deče Yesugai-baatur-a Hoelun-eke-i buli-ju ab-ta-lai
        Их-Чиледу-ABL Есугай-баатар-DAT Оэлун-мать-ACC грабить-CONV брать-PASS-PR.PF
        'У Их-Чиледу Есугай-баатаром была отбита госпожа Оэлун.'

        (241) Qorči Tumat-da bari-qda-juu
        Хорчи туматы-DAT хватать-PASS-PRT.IPF
        'Хорчи был пленен туматами.'

      5. Локативная функция: маркирует объект, внутри которого или на поверхности которого происходит или находится нечто
      6. (1) Onan-muren-no teriun-e Burqan-qaldun-na nuntuqla-ju...
        Онон-река-GEN начало-DAT Бурхан-халдун-DAT кочевать-CONV
        'Кочуя в верховьях реки Онон на (горе) Бурхан-Халдун.'

        (105) Daijiqči Dair-usun edoe Orqon Selenge qoyar-un Talqun aral-a bei-je
        ВоякаДаир-усун теперь Орхон Селенга оба-GEN Талхун остров-DAT быть-MOD
        'Вояка Даир-Усун находится, должно быть, на острове Талхун-Арал, у слияния Орхона и Селенги.'

      7. Темпоральная функция: маркирует время события (обычно употребляется при названиях времени суток - söni-de 'ночью', udeši-de 'вечером')

    (81) jun-o teriun sara-in harban jirwuan-a...
    лето-GEN первый месяц-GEN десять шесть-DAT
    'шестнадцатого числа первого летнего месяца...'

    (85) esuk-iyen sueni-de udur čai-tala bule-ku bu-lee.
    кумыс-ACC:REFL ночь-DAT день белеть-CONV пахтать-PART быть:PR.PF
    'Всю ночь до рассвета пахтали кумыс.'

    {-dur, -tur}

      1. Лативно-иллативная функция: маркирует объект, к которому или внутрь которого направлено движение
      2. (37) CONV-tur-iyen guru-et...
        дом-LAT-REFL достигать-CONV
        'приехав домой...'

        (85) CONV-tur i-no oro-basu...
        дом-LAT 3SG:POSS-GEN входить-CONV
        'Когда (они) вошли в его дом...'

        (21) gegeen i-no keeli-tur mi-no šiŋge-gu bu-lee.
        свет 3SG:POSS-GEN живот-LAT 1SG:POSS-GEN проникать-PART быть:PR.PF
        'Его свет проникал в мой живот'

      3. Локативная функция: обозначает объект, внутри которого или на поверхности которого происходит или находится нечто
      4. (213) Budan-dur ese toori-ba je či,
        туман-LAT NEG заблудиться-PRT.PF MOD 2SG
        bulqa-dur ese qagača-ba je či.
        схватка-LAT NEG отделяться-PRT.PF MOD 2SG
        'В тумане ты не терял дороги, в схватках не отставал ты.'

        (131) Čiŋgis-qagan seuder-tur sau-ju...
        Чингис-хан тень-LAT сидеть-CONV
        'Чингис-хан, сидя в тени...'

      5. Темпоральная функция: причастия, с этим показателем образуют временные конструкции. (Причастия непрошедшего времени с этим показателем образуют придаточный оборот со значением одновременности действия причастия действию финитного глагола, а причастия прошедшего времени - со значением предшествования действия причастия действию финитного глагола.)

    (54) Yesugai-Baatur Onan-muren-ne šibaoula-n yabu-qui-tur...
    Есугай-баатур Онон-река-DAT охотиться.на.птиц-CONV ходить-PART-LAT
    'Когда Есугай-баатар охотился на птиц на реке Онон...'

    (59) Tore-kui-tur baraun gar-tur-iyen šia-in tedui
    Рождаться-PART-LAT правый рука-LAT-REFL альчик-GEN такой nodun qatqu-n tore-juui.
    сгусток.крови сжимать-CONV родиться-PRT.IPF
    'Когда он рождался, то родился, зажимая в своей правой руке сгусток крови величиной с альчик.'

    (150) Tere ire-ksen-tur... qatquldu-ju ičua-ba
    он прийти-PART-LAT ... сражаться-CONV обращать.в.бегство-PRT.PF
    'После его прибытия... сразились и обратили в бегство (меркитское войско)'

    В дальнейшем будут рассмотрены только эссивные функции обоих падежей, то есть те случаи, при которых объект маркируется одним из этих падежей в локативном значении, причем управляющее действие не выражается глаголом движения.

    Примеры:

    (59) Onan-no Deliun-boldaq-a bu-kui-tur...
    Онон-GEN Делиун-урочище-DAT быть-PART-LAT
    'Когда они были в урочище Делиун на Ононе...'

    (148) Čingis-qagan Qubaqay-a ubulje-ba.
    Чингис-хан Хубахай-DAT зимовать-PRT.PF
    'Чингис-хан перезимовал в (урочище) Хубахай.'

    (84) Sorqan-Šira-in ger-tur qona-basu...
    Сорган-Шира-GEN юрта-LAT ночевать-CONV
    'Когда я ночевал в юрте Сорган-Ширая...'

    (201) Dalan-baljut-ta qatquldu-ju...
    Далан-бальчжут-DAT сражаться-CONV
    'Сражаясь в (урочище) Далан-бальчжут...'

    При рассмотрении всех случаев употребления показателей описываемых падежей выясняется, что существует достаточно четкое разграничение между употреблениями данных падежей в эссивной функции.

    Падеж {-da, -ta, -a, -na, -ya} употребляется в основном при топонимах, а также в форме qajar-a, образованной от слова qajar 'земля, страна, место' и фактически застывшей. Также следы этого падежа можно выделить в ряде послелогов и локативно-темпоральных наречий, представляющих собой застывшие формы имен и местоимений: ende 'здесь', tende 'там', urida 'раньше', qoina 'сзади, потом', jaura 'между', dotora 'внутри' и некоторых других.

    Падеж {-dur, -tur}, наоборот, в эссивном значении при топонимах практически не употребляется, а используется при всех остальных именах.

    Статистика употреблений этих падежей в эссивной функции с топонимами и с прочими именами соответственно выглядит следующим образом:

    {-da, -ta, -a, -na } с топонимами

    113 случаев

    {-da, -ta, -a, -na } с прочими именами

    28 примеров (+ 36 употреблений формы qajar-a)

    {-dur, -tur} с топонимами

    3 примера

    {-dur, -tur} с прочими именами

    96 примеров

    Подобное распределение может объясняться следующим образом. При слиянии падежей или изменении их функций часто можно видеть, что архаичное употребление некоторого падежа сохраняется при небольшой группе имен, в то время как большая часть имен вовлекается в сферу действия другого падежа, более продуктивного. Кроме того, застывшие формы отдельных падежей зачастую сохраняются в наречиях.

    Такую ситуацию можно наблюдать, например, в латинском языке, в котором индоевропейский локатив сохранился только в некоторых наречиях и наречных сочетаниях, а также при названиях городов и островов: Rōmae 'в Риме', Carthāginī 'в Карфагене', domī 'в доме', humī 'в земле' и др. При остальных именах в локативном значении употреблялся аблативный падеж (Тронский 2001: 147).

    Подобная ситуация была и в греческом языке, в котором индоевропейский локатив исчез, его функции были переданы дательному падежу, а старый показатель локативного падежа сохранился лишь в окаменевших формах наречий места: oikoi 'дома', Athēnēsi(n) 'в Афинах' и некоторых других (Соболевский 2000: 70).

    В древнейших памятниках древнерусского языка употребление дательного и местного падежей с топонимами (названиями городов, а иногда сёл и озер; в эту группу входили и некоторые названия отрезков времени, см. подробнее Топоров 1961: 10-24) отличалось от их употребления с другими именами, а именно значение пребывания внутри, например, 'в Киеве' передавалось с помощью беспредложного локатива: Kyevě, а значение движения внутрь (например, 'в Киев') - с помощью беспредложного датива: Kyevu (Зализняк 1995: 141).

    Исходя из типологического материала, представляется возможным предположить, что употребления с топонимами являются более архаичными и, следовательно, приобретение падежом с показателем {-dur, -tur} эссивной функции является вторичным процессом, а на более древней стадии монгольских языков в этом значении использовался падеж c показателями {-a, -da}.

    Однако если мы обратимся к внешнему сравнению, то обнаружим, что показатели -a, -da, -dur имеют три разных источника в алтайском праязыке.

    Монгольский показатель -а обычно сравнивается с тюркским показателем датива-латива {-а, -ya} и тунгусо-маньчжурским показателем партитива {-, -а}.

    Показатель -da имеет параллели в виде маньчжурского показателя датива/эссива/латива {-de} и пратюркского локативного падежа {-da}.

    Показатель -dur может быть сравнен с праманьчжурским показателем пролатива/аблатива -deri и праяпонским показателем пролатива/аблатива -yori. На основании внешнего сравнения следует предполагать пролативный характер соответствующего праалтайского аффикса.

    Кроме того, внутри самого монгольского языка мы можем обнаружить следы того, что показатели -а и -da в более ранний период относились к разным морфемам. Это застывшие наречные формы ende 'здесь', tende 'там', dumda 'посередине'. Они образованы с нарушением того фонетического распределения показателей {-a, -ya,-na, -da, -ta}, которое действовало в письменную эпоху (см. выше). Эти формы могут указывать на некогда независимое существование показателя -da.

    Можно предполагать, что в дописьменную эпоху произошло слияние морфем {-a, -ya, -na} и {-da, -ta}, которые затем получили вторичное фонетическое распределение по исходу основы.

    Типологически интересна ситуация в географически близких тюркских языках - тувинском и тофаларском, в которых произошла перестройка общетюркской оппозиции местный падеж (*-da) vs. дательный падеж (*-ga / *-a / *-ja). В этих языках стало возможным употребление показателя 'дательного' падежа -ga в таких синтаксических позициях, в которых грамматика большинства тюркских языков требует употребления местного падежа *-da, ср. в тофаларском (Рассадин 1978: 39):

    ölür-gen aŋ-nï bür hïrïn-ga soj-ar bis
    убивать-PART зверь-ACC:3POSS лист ветка-DAT обдирать-PR 1PL
    'Убитого зверя мы обдираем на ветках'.

    Исследователи полагают, что такое сближение функций дательного (он же в большинстве тюркских языков дательно-лативный) и местного падежей было вызвано ростом употребления собственно лативных (директивных) падежей в этих языках, который и спровоцировал усиление 'стативного компонента' в значении дательного падежа (Черемисина и др. 1984: 137). Возможно, сходные процессы способствовали слиянию дативного показателя {-a, -ya, -na} и эссивного показателя {-da, -ta} в языке 'Сокровенного сказания монголов' в единую морфему.

    В дальнейшем показатель лативно-иллативного падежа {-dur} стал вытеснять показатель дательно-эссивного падежа {-a, -da} в эссивном употреблении, что можно наблюдать уже на примере языка 'Сокровенного сказания монголов'.

    Таким образом, история развития данных падежных показателей представляется в следующем виде:

    В дописьменную эпоху в монгольском языке имелись три морфемы: дательный падеж (возможно, дательно-лативный) {-a, -ya, -na}, эссивный падеж {-da, -ta} и лативно-иллативный падеж {-dur, -tur}. Позднее произошло слияние дательного и локативного падежей в единую морфему дательно-локативного падежа {-a, -da} под влиянием расширения сферы действия показателя {-dur}, начинавшего конкурировать в лативном значении с дательным падежом и в эссивном значении с локативным падежом. На момент написания 'Сокровенного сказания монголов' падеж с показателем {-dur, -tur} превратился в полноценный лативно-локативный падеж, в то время как падеж с показателем {-a, -da}, полностью сохранив дативные функции, употреблялся в локативном значении только у ограниченной группы имен.

    Список сокращений

    1, 2, 3 - (местоимения) 1, 2, 3 лица
    ABL - аблатив
    ACC - аккузатив
    CONV - деепричастие
    DAT - датив
    GEN - генитив
    IMP - императив
    LAT - латив
    MOD - модальная частица
    NEG - отрицание
    PART - причастие
    PASS - пассив
    PL - множ. число
    POSS - притяжательность
    PR - презенс
    PR.PF - перфектный презенс
    PRT.IPF - имперфектный претерит
    PRT.PF - перфектный претерит
    REFL - рефлексив
    SG - ед. число

     

    Литература

    Грабарь, И.А. 1985. О дательно-местном падеже в 'Сокровенном сказании монголов' // Монгольский лингвистический сборник. М.
    Зализняк, А.А. 1995. Древненовгородский диалект. М.
    Козин, С.А. 1941. Сокровенное сказание. Л.
    Орловская, М.Н. 1999. Язык монгольских текстов XIII-XIV вв. М.
    Рассадин, В.И. 1978. Морфология тофаларского языка в сравнительном освещении. М.
    Соболевский, С.И. 2000. Древнегреческий язык. СПб.
    Топоров, В.Н. 1961. Локатив в славянских языках. М.
    Тронский, И.М. 2001. Историческая грамматика латинского языка. М.
    Черемисина, М.И. и др. 1984. Предикативное склонение в алтайских языках. Новосибирск.
    Street, J. Ch. 1957. The language of the Secret History of the Mongols. New Heaven.

     

    Il'ja A. Gruntov
    The essive functions of cases in the language of 'The Secret History of the Mongols'.
    The paper deals with the functional development of cases with affixes {-da}, {-a} and {-dur}. The use of the case with {-da, -a} is compared with that of the case with {-dur}. It comes out that the toponyms preferred the case with {-da, -a} in essive function, which allows to suggest the priority of this function for the mentioned case. This hypothesis is justified with a wide range of typological examples. The paper states as well the independence of {-a} and {-da} affixes in the Old Mongolian and provides some conclusions about their usage.

    Статья опубликована в сборнике: 'Исследования по теории грамматики. Выпуск 2: Грамматикализация пространственных значений в языках мира.' М., 2002.

    Discuss this paper in the FORUM 
    Go to the PAPERS section  

     Books and Papers | Ethnography | Researchers | Bibliographies | Altaic Links | Forum | Contacts |Перейти на русский

    Copyright © 2002-2017 Ilya Gruntov